После 25 лет упущенных возможностей

Как создать украинскую экономику будущего

Независимой Украине исполняется четверть века. Двадцать пять лет назад казалось, что у одной из крупнейших советских республик есть все, чтобы стать украшением современной Европы. Нашей стране досталась мощнейшая промышленная база Советского Союза, но без системы Госплана она оказалась колоссом на глиняных ногах. Годы стагнации, гиперинфляции и политической неопределенности сменил экономический рост начала нулевых. Эффект от проведенных реформ? Лишь отчасти. В плюс сыграл всплеск мировых цен на сырье.

Спустя десять лет в украинской экономической модели не изменилось практически ничего. Критическая зависимость от сырьевых рынков, коррупция, низкая производительность труда никуда не исчезли. Катализаторами структурных изменений не стали даже Революция достоинства, аннексия Крыма и война на востоке.

Экономика отреагировала на внешние шоки и проволочки с реформами прогнозируемо. В 2015 году из-за девальвации долларовый показатель ВВП впервые за 10 лет опустился ниже отметки в $100 млрд и почти сравнялся с результатами 2005-го. Украине все еще не удается стать государством, дружественным бизнесу. В последнем рейтинге экономической свободы она занимает 162 место из 178 стран мира и последнее среди европейских. Разумееется, не все безнадежно. Несмотря ни на что развиваются и конкурируют на внешних рынках аграрный сектор и IT. Сдвинулась с мертвой точки либерализация контрольно-разрешительной системы.

ЛІГА.net предложила пятерым представителям бизнеса и власти, представить себя в роли архитекторов экономической политики. Мы задали им вопрос, какую экономическую модель Украина построила за годы независимости, и предложили назвать пять шагов, которые помогут избежать старых ошибок.

Максим Нефьодов, заместитель министра экономического развития и торговли
У нас до сих пор осталась переходная экономика, рыночные механизмы во многих сферах еще не работают или работают частично. Такая экономика направлена не на то, чтобы допустить как можно больше экономических агентов к ресурсам и их использованию, а, наоборот, чтобы сконцентрировать их в рамках некой одной структуры. В советские времена это был Госплан. В каждой сфере продолжается бессмысленное регулирование под лозунгом, что государство должно защищать права всех участников. И так во всем – от рынка земли до гигантского количества госпредприятий.

Происходит это из-за того, что среди украинцев нет консенсуса в вопросе, нужен ли рынок. Это можно называть патерналистскими настроениями, популизмом, отсутствием экономического образования, но вещи, которые абсолютно очевидны для любого человека на Западе, все еще неочевидны в Украине. У нас до сих пор нет уважения к частной собственности, предпринимательскому труду. У нас все еще считается, что государство должно позаботиться обо всех и каждом, что решение любой проблемы – это обязанность чиновника, а не широких масс. Поэтому олигархи – это следствие, а чиновники – это плоть от плоти народа, которая очень мало отличается от среднестатистических людей с улицы. Среди них есть хорошие и плохие, честные и нечестные, профессиональные и некомпетентные. В результате мы до сих пор вынуждены обсуждать, нужен ли нам рынок земли, надо ли приватизировать предприятия и так далее. В этом проблема.
Что делать
Все рецепты успеха описаны в любом учебнике по экономике. Не надо ничего изобретать.
  • Необходимо завершить приватизацию и оставить в руках государства только абсолютно стратегические активы.
  • Открыть рынок земли.
  • Сделать эффективной защиту частной собственности. Необходимо разобраться с судебной системой, которая должна стать эффективным механизмом решения споров, а не отдельной карательной веткой в механизме власти.
  • Необходимо кардинально усилить работу в области дерегуляции, потому что огромное количество правил – это, с одной стороны, своеобразный налог для бизнеса, а с другой – еще одна возможность для коррупции. А если есть шлагбаум или двери, всегда можно поставить на этих дверях билетера.
Все рецепты очевидны. Но по каждому из них найдется огромное количество несогласных.
Володимир Лавренчук, голова правління Райффайзен Банк Аваль
Економіка країни протягом багатьох років базувалася на державно-монополістичній власності та була кланово-олігархічною. Але, на мою думку, за останні два роки з'явилися певні ознаки оздоровлення:

  • здатність до самоорганізації в екстраординарних умовах;
  • пристосування до відкритого ринку. Сьогодні ми спостерігаємо формування здатності конкурувати на міжнародних ринках - компанія за компанією, у таких галузях, як аграрна та авіаційна промисловість, послуги, ІТ-сфера та інші;
  • домінування приватного сектору над державним: free economy than state regulated.

Водночас економіка малокапіталізована та бідна. Вона все ще залишається маленькою, не за масштабами країни. Спостерігається малозначність середнього класу, малих та середніх компаній.

Щодо аналогів нинішньої української економіки, я б назвав Румунію та Болгарію.
Що робити
Мені здається, що для нас важливо збільшити масштаб економіки за рахунок зростання внутрішнього попиту на українські товари та послуги.

Для цього нам треба більше підприємців малого та середнього бізнесу. Все що спрямовано на мотивацію саме цієї частини економіки, мені видається правильним.

Тому потрібні такі кроки:

  • деофшоризація;
  • демонополізація;
  • деолігархізація;
  • стимули для малого та середнього бізнесу;
  • прозорість умов функціонування за рахунок новітніх digital-технологій (ProZorro та інші).
Илья Кенигштейн, управляющий партнер Креативного квартала
Все, что было построено раньше, мы сейчас ломаем. А за последние 25 лет нам удалось построить огромную коррупционную машину, которая работает как слаженный механизм.

Президент Порошенко прекрасно осознает, что лучший способ вернуть доверие Европы и США - это не жалобно просить очередной транш, который украдут, проедят - и на этом все закончится, а немедленно начать борьбу с коррупцией. Это уже даже не требование, а единственно возможное условие для выживания. Чтобы победить коррупцию, надо с ней хотя бы начать бороться. Здесь необходима железная воля и личная ответственность за результат. С этим у нас пока все сложно.

Сектор IT давным-давно построил себе некий интеллектуально-финансовый цифровой остров, который отделяет его от всего остального мира. Минус в том, что люди, которые живут внутри, чаще всего не ощущают в полной мере, насколько беден народ вокруг них. А плюс – что этот остров очень близок к тому нормальному миру, о котором мы все мечтаем.
Что делать
Для обоих островов важна перспектива вступления в ЕС. Цель одна: способствовать потенциальным инвестициям, которые могли бы прийти в страну. Пока что она очень туманна.

Вторая связанная вещь – либерализация визового режима. Надо полностью внедрить Соглашение об ассоциации.

Третье, нужна какая-то правильная страховка для инвесторов по инвестициям в Украине и облегчение условий допуска к работе. Они по-прежнему, приезжая сюда, должны сдавать анализы на кровь и мочу, и это не шутка.

К работе в госучреждениях стоит привлекать иностранных и украинских экспертов, которые живут за границей. Нужны реальные люди, работающие в McKenzie и других компаниях. Они поедут сюда не из-за денег, а ради амбиций. Проблема в том, что приезжая они попадают не в вакуум, а в среду, которая настроена не дать им ничего сделать.

Побороть коррупцию. Самостоятельно мы не справимся, нужно отдать этот процесс на аутсорсинг. Заодно появятся иностранные инвесторы, потому что своим они доверяют больше. У нас же кругом родственные связи, кумовья, братья, сестры. Мы погрязли в этом все без исключения и исходя из инстинкта самосохранения не будем стрелять себе по ногам.
Денис Довгополый, соучредитель и управляющий партнер GrowthUP Group, президент бизнес-акселератора GrowthUP
Я считаю, что мы не построили никакую экономику. Мы получили в наследство от Советского Союза систему экономических отношений СССР, законодательство СССР, немного его приукрасили, чтобы можно было имитировать капиталистическую экономику, сверху приправили олигархическим классом - и все.

Близкие аналоги - экономика Беларуси, экономика любых стран, ограничивающих предпринимательство исходя из политических или религиозных соображений (например, страны Ближнего Востока, Африка). Мою гипотезу подтверждает то, что в рейтингах экономических свобод или, например, в Easy Doing Business, мы находимся именно рядом с ними, а не с более развитыми странами бывшего СССР, которые за эти 25 лет достигли большого прогресса и стали в рейтингах недалеко от экономически развитых государств.
Что делать
Пять шагов в экономической политике, которые позволят не повторить ошибок прошлого.

  • Принятие норм цивилизованного права, полная отмена существующей регуляторной системы и принятие прозрачной и простой системы законодательства.
  • Судебная реформа и реформа всех силовых структур с кратным сокращением численности.
  • Сокращение сотрудников госаппарата в разы и соответствующее поднятием им зарплаты.
  • Налоговая реформа, с принятием Налогового годекса объемом не более 200 страниц.
  • Ужесточение наказания за коррупционные преступления, вплоть до отнесения их к особо тяжким.
Андрей Худо, глава совета директоров Холдинга эмоций !Fest
25 лет в Украине пытались реформировать экономику от советского типа к капитализму. Но провести реформы, как это сделали, например, наши соседи в Польше, так и не смогли.
Что делать
На мой взгляд, Украине следует строить капитализм с человеческим лицом. Должен быть достигнут баланс между, собственно, интересами капитала и гражданами.

Все изменения необходимо проводить как можно активнее. Сейчас время - ключевой фактор, который влияет на успешность. Люди готовы терпеть, но недолго.

Нужно проводить приватизацию и забывать о государственных компаниях. У частного предприятия есть хозяин, и оно априори управляется эффективнее. Вопрос государства – администрировать налоги. В качестве примера могу привести дома в центральной части Львова. Это же памятники ЮНЕСКО, а многие дома там в плохом состоянии. Они требуют реконструкции и ремонтов. Максимум, что сделает менеджмент города – это ремонт фасада, но проблем намного больше. Когда дома выкупают частные владельцы, в них проводят ремонт и реконструкцию. Они могут служить еще сотни лет.

Нужно уменьшать контакт государства и гражданина или предпринимателя, тогда и коррупцию можно будет преодолеть. Чем меньше соприкосновений, тем меньше возникает вопросов, которые нужно «решать».

Необходимо строить инновационную экономику. В этом отношении мне очень импонирует опыт Львова. В 2008 году разработана стратегия конкурентоспособности города, ставка сделана на туризм и IT как драйверы, которые приведут к положительной динамике.
© 2016 Все права защищены. Информационное агентство ЛІГАБізнесІнформ
lenta@liga.net